Процесс оптимизации высшего образования

Процесс оптимизации высшего образования

Увеличение квот по определенным направлениям подготовки и распределение большего числа бюджетных мест региональным вузам — как это скажется на иностранных студентах, местах, выделяемых иностранцам?— При увеличении количества бюджетных мест, с учетом интереса иностранных студентов к российским университетам, российскому образованию, конечно, количество бюджетных мест для иностранцев тоже увеличится, и квоты для иностранцев. Мы ожидаем, что каждый год количество бюджетных мест для иностранцев будет увеличиваться.

Здесь важно что отметить. Есть понимание, что надо давать возможность иностранцам поступать туда, где есть условия. Далеко не каждый региональный вуз сейчас может принять иностранцев.Что касается иностранцев, то тут ситуация такая – это либо граждане из соседних с Россией государств, граждане Содружества Независимых Государств. Те, кто знает русских язык и может учиться в российских вузах без какой-то дополнительной подготовки. Здесь сложностей нет, здесь можно поступать практически в любой вуз.

Но мы сегодня говорим о тех студентах, которые не знают русского языка, кто хотел бы учиться в российских вузах. Для этого надо выучить русский язык либо в российских вузах должны быть программы на английском языке. Такие программы имеют не все вузы. Здесь нам надо очень серьезно поработать.Те вузы, которые участвуют в программах, допустим, проекте «5-100», за последние годы серьезно поработали и предлагают целую серию конкурентоспособных программ бакалавриата, специалитета и магистратуры, куда идут иностранцы. Наша задача — в ближайшее время расширить количество таких программ. Ну и, соответственно, создать материально-техническую базу — это строительство кампусов, общежитий прежде всего, потому что иностранцы преимущественно хотят, чтобы вуз предоставлял общежитие.— Президент на заседании Госсовета заявил о необходимости закрывать вузы-пустышки. Часть процесса оптимизации уже прошла, и вместо 1,5 тысячи заведений высшей школы мы имеем около 600. Насколько, на ваш взгляд, необходимо закрыть или слить еще ряд вузов, не способных достойно готовить специалистов? Ведет ли министерство мониторинг или какую-либо еще работу по этому вопросу?— Этот процесс как раз должен быть завершен. Мы это прекрасно понимаем, потому что работа, которая была начата много лет назад, получила поддержку в профессиональном сообществе, в целом положительно была воспринята в обществе, и накоплен очень богатый опыт. Где-то в начале 2000-х годов стало очевидно, что есть огромное количество филиалов в первую очередь и ряд вузов, среди них много частных вузов, которые, по существу, не представляли собой образовательного учреждения, а являлись лишь местом, где можно было получить диплом, и формально подходили к образованию. Сегодня, я думаю, что никаких рисков нет для тех вузов, которые успешно развиваются, имеют материально-техническую базу, хорошо укомплектованы, кадрами в том числе. Понятно, что у каждого вуза есть свои проблемы и кадровая ситуация в целом по стране. К сожалению, причин тому очень много.

Никто крестовый поход на вузы со стороны министерства не планирует, но те филиалы, которые работали в той, прежней модели 90-х годов и до сих пор, может быть, по каким-то причинам еще остаются, они закрываются. Эта работа идет, и она просто должна быть завершена, вот и все. В основании того, что прозвучало на Госсовете, лежит тезис о качественном образовании. Спрос на качественное образование сегодня ярко выражен как со стороны общества, так и со стороны работодателя, но, безусловно, государство всегда заинтересовано в качестве.— Какое количество вузов может попасть под оптимизацию?— Его, во-первых, нет. Если бы я назвал конкретное количество, сказали бы, что есть план по закрытию вузов. Такого плана нет. Есть стратегическое видение, одна из мер, чтобы качество образования было надлежащим – закрыть вузы-пустышки. Вот и все. Что такое вуз-пустышка? Это там, где нет соответствующих условий для получения качественного образования. Нет кадрового состава, нет необходимого оборудования, нет необходимого видения. И перспектив у таких вузов нет. У них нет программы развития, у них нет длинной повестки. Как правило, там преобладает один мотив – заработать деньги и все, формальный подход к образованию – выдать диплом, вот о чем речь.— На том же заседании главами ряда регионов были выдвинуты предложения по улучшению и упрощению жизни региональных вузов. Многие ли из них уже учтены министерством? У каких есть шансы быть реализованными в ближайшее время?— Я принципиально важный момент хотел бы отметить. В ходе подготовки к Государственному совету мы провели большую работу с губернаторами в первую очередь тех субъектов, которые представлены в рабочей группе. Часть этой работы, наработок министерства уже были презентованы или представлены, обсуждены, и сейчас по итогам Государственного совета нам как раз предстоит решить те задачи, которые были обозначены. Общий вектор — на более тесное взаимодействие с регионами. Развитие университетов и вузов немыслимо, не рассматривается в отрыве от регионов. Университет должен ясно представлять себе региональную повестку, региональные программы развития и участвовать в развитии региональной экономики и социальной сферы. Если этого не происходит, то у нас будут непростые разговоры с руководством таких вузов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.